Быстро оценим недвижимость. И любые другие активы

Главное достояние корпорации

Президент АП Тверской области – о времени, о профессии, о себе



Александр КРОХМАЛЮК, главный редактор «АГ»
Источник: АГ "Новая адвокатская газета"
добавлено: 14-12-2014
просмотров: 2704

Президент Адвокатской палаты Тверской области Александр Ефимович Севастьянов возглавляет тверскую адвокатуру почти 30 лет. Недавно, после выборов Совета палаты на отчетно-выборной конференции, коллеги вновь оказали ему доверие, в очередной раз избрав президентом палаты.

– Я вижу у Вас на полке несколько томиков обобщений дисциплинарной практики Совета АП Москвы. Помогает?
– Несомненно! Но особенностью дисциплинарного производства в адвокатуре является прецедентный характер. Каждое дело по-своему уникально и требует особых подходов. Например, московские коллеги не раз выступали с обоснованием того, что адвокат ни при каких обстоятельствах не может покинуть судебное заседание. А у нас был случай, когда мы рассматривали дисциплинарное дело адвоката, который вынужденно покинул суд. Он это сделал потому, что его хотели принудить к осуществлению защиты без ознакомления с материалами дела. Мы коллегу оправдали. Что касается опыта московской палаты и не только ее – это общее богатство корпорации. Важно только, чтобы решения палат по аналогичным делам не противоречили друг другу. Известно, например, что в разных палатах по-разному решался вопрос о допустимости занятий адвокатов иными видами деятельности. К примеру, исполнением обязанностей арбитражного управляющего. Или взять вопрос этической оценки публичных выступлений адвоката. Здесь также существуют разные мнения.

– А что, по-Вашему, нужно сделать, чтобы по возможности исключить случаи разного толкования норм Кодекса профессиональной этики адвоката и тем более дисциплинарной практики?
– Дисциплинарное производство – вещь тонкая. Тем, кто решает судьбы адвокатов, очень важно быть в курсе дисциплинарной практики других палат, изучать международный и исторический опыт. Я, к примеру, с интересом изучаю материалы о правилах адвокатской этики, действующих во Франции, Великобритании, США и других странах. А «Правила адвокатской этики» под редакцией Маркина 1912 г. не утратили актуальность и в наши дни. Думаю, со временем мы выработаем общие подходы по принципиальным вещам на уровне Федеральной палаты адвокатов. Приветствую создание Комиссии ФПА по этике. Важно только, чтобы ее деятельность строилась на самой актуальной и востребованной практике.

– Много ли адвокатов Вашей палаты лишаются статуса по дисциплинарным основаниям?
– В прошлом году у нас не было ни одного такого случая. Один адвокат был лишен статуса на основании вступившего в силу законного постановления суда. Должен заметить, что лишение статуса – это крайняя мера. И если мы можем побороться за то, чтобы дать человеку, допустившему дисциплинарный проступок, возможность исправиться, – мы должны это делать.

– Во многих палатах львиную долю дисциплинарных дел приносят адвокаты-кабинетчики. Некоторые коллеги из числа членов Советов и квалификационных комиссий видят в этой категории адвокатских образований неизбежное зло и стараются их ограничить повышенными взносами и стандартами, обязывающими содержать отдельное помещение. Вы считаете, это правильно?
– Адвокаты, практикующие в кабинетах, – это такие же наши коллеги, как и те, кто практикует в коллегиях и бюро. Да, для них в силу особенностей индивидуальной работы и взаимодействия с каждым из них у нас тоже установлены взносы с небольшим превышением. Но я считаю, что с этой категорией коллег нельзя бороться как с классом. И установление жестких стандартов относительно помещений – излишне строгая мера. Какие стандарты, к примеру, можно требовать от адвоката, практикующего в далекой тверской глубинке, где на сто верст вокруг больше ни одного коллеги? Читали воспоминания Генриха Падва, где он, начинавший свою адвокатскую практику на тверской земле, описывает свой быт в Погорелом Городище? Когда ему отвели угол в крестьянской избе по соседству с коровником? В похожих условиях приходится практиковать и некоторым нашим коллегам. Им спасибо нужно сказать за то, что работают в таких условиях, а не стандарты устанавливать!

– А какая работа все же у Вас основная?
– Трудно ответить на этот вопрос, поскольку стремлюсь максимально совмещать свою профессиональную деятельность по защите законных прав и интересов своих доверителей с работой в качестве руководителя палаты. И то и другое направление для меня крайне важны. А насколько успешным является такое совмещение, должны оценить мои коллеги и доверители.

Равным образом стараюсь находить время для преподавательской деятельности, являясь доцентом кафедры гражданского процесса и правоохранительной деятельности юридического факультета Тверского государственного университета. Веду предмет «Адвокат арбитражные дела». И, конечно же, сам учусь. Общение со студентами – занятие непростое и крайне интересное. Говоря современным языком, нужно быть в тренде. Они приходят на занятия, неся с собой устоявшиеся обывательские представления об адвокатуре. И когда я, открывая курс, прошу их назвать отрицательные качества профессии адвоката, не стесняются в эпитетах. Зато в определениях достоинств, присущих этой профессии, теряются и плохо представляют, зачем нужно защищать матерых преступников, рецидивистов и иных лиц, нарушивших закон. Как правило, к концу курса понимание студентами целей и значимости профессии перестает быть обывательским. Надеюсь, в их светлых головах зародится иное отношение к этой важной и значимой для общества профессии. В этом вижу свою миссионерскую роль. Ведь, что греха таить, адвокатура у нас по-прежнему остается падчерицей правосудия. И пока она не займет подобающее ей равное место в процессе, говорить о суде «скором, милостивом и правом» не приходится.

– Вы коснулись темы учебы. Кто еще, кроме президента, в тверской палате учится?
– Полагаю, что учится абсолютное большинство адвокатов. Я, как и мои коллеги, с некоторой ностальгией вспоминаю организацию учебы в давние советские времена, в том числе организованные курсы повышения квалификации адвокатов в г. Ярославле, научно-практические конференции с участием известных ученых, адвокатов, которые не ленились приезжать в Тверь. Сейчас ФПА, Российская академия адвокатуры принимают немало усилий для того, чтобы учеба адвокатов была организована не только на научной, но и на постоянной основе. В связи с этим хотелось бы выразить особую благодарность нашим московским коллегам – Светлане Володиной, Николаю Кипнису и многим другим, которые, не считаясь со своим временем, участвовали в организации семинаров и конференций в г. Твери. Но надо рассчитывать на свой потенциал, возможности адвокатских палат других регионов. В связи с этим мы решили создать свой учебный центр повышения квалификации адвокатов. Неоценимую помощь в создании этого центра, а также подготовке тренеров нашей палаты оказали Марина Рудольфовна Воскобитова, Юлия Юрьевна Юркевич, Лидия Алексеевна Воскобитова, Аркадий Борисович Гудников, Наталья Ивановна Маклакова, Дмитрий Валентинович Макаров. Надеюсь, работа наших тренеров созданного учебного центра позволит охватить учебой наибольшее количество адвокатов нашей палаты.

Яндекс.Метрика
Facebook Вконтакте